SCREEN

PROFILE

DIRECTION

MENU_STYLE

Cpanel

Hot talk ... ... С Алексеем Полаухиным

Sample image

Директор мебельных бутиков MILANO, SCAVOLINI, РИМИ о восприятии конкурентов как коллег, открытиях в жизни вне семьи и любви к нудизму.

Вика. Алексей, все окружающие люди описывают вас как неординарную личность. Почему?
Алексей. Видимо, я не часто увольняю весь коллектив (смеется). Что касается бизнеса, то ведение его в моей компании весьма необычно: очень мало, где сотрудники в курсе структуры ведения дел в компании. Мне приятно видеть, что к нам в гости часто приходят бывшие работники. У нас семейная, добрая атмосфера, мы все в курсе, кто чем живет. В общем, обстановка неформальная, так скажем. Что же касается повседневной жизни, то сложно сказать…
Вика. Вы себя считаете неординарным?
Алексей. В целом, скорее да. Более того, я не понимаю, почему другие люди не живут так же. С 17 лет с друзьями купаемся на диком пляже. Это ощущение свободы, и локтями с соседними подстилками не толкаешься. 7 лет назад купил первые плавки, и то потому, что отель за рубежом оказался с бассейном.
В клубах нечасто встретишь людей моего возраста, которые воспринимают нынешние тренды клубной музыки. У меня клубняк и в машине играет. Как-то просто не обабился я, если говорить женскими терминами… Как-то так.
Белла. А ваша неординарность – это не маска?
Алексей. Мне вообще не принципиально, что обо мне думают посторонние для меня люди. Нет, это не маска! Это не только, когда приходят с интервью, это всегда так. Я формирую вокруг себя мир, в котором приятно быть и мне, и окружающим меня людям. Была песня при социализме «Проснись и пой», «как ни капризен успех – он выбирает лишь тех, кто может первым посмеяться над собой». Так вот, способность не воспринимать себя слишком серьезно – это очень важно. Меня сложно стебать, потому что я сам к себе отношусь с юмором…
Белла. А вот эта ваша позиция помогает вам в бизнесе?
Алексей. Может, даже мешает. Многие руководители городских фирм в рабочее время – в директорском образе. А может, они и на самом деле такие. Это не совсем мое. Я в образ – только по необходимости. Со мной все сотрудники на ты. Надеюсь, что это не сильно вредит бизнесу. Хотя, в друзьях у нас, в том числе, и более чем солидные люди города, которые просто могут прийти к нам в бутик в гости на чашечку кофе.
Вика. А что касается не Новороссийска? Проекты в других городах были провальными. Ростов, Краснодар, Геленджик…
Алексей. Это утверждение? Я не согласен с такой формулировкой. Это прекрасный опыт, который многому научил. В Ростове так мы и не запустились, мы еще и в Твери запускались… Открылись в Краснодаре как раз в кризис, пришлось свернуть магазин. Скажу, что недостаточно хорошо был изучен рынок этих городов, в этом отчасти есть и наше упущение, конечно. Ну и кадры – не удается пока сформировать выездную команду, которая способна поставить на крыло соседний город. Я над этим работаю. Но рынок, конечно, нужно знать лучше.
Вика. А что за история с застройкой в Геленджике?
Алексей. Хорошая застройка! Она и была, и остается… С точки зрения «не клади все яйца в одну корзину». Мой приятель предложил мне эту идею. Мы выбрали место, построили, но строительство в кризис шло тяжело, денег не было... В общем, денег мы не заработали, но хотя бы вернули то, что вложили. И слава Богу! В кризис даже это не многим удалось.
Белла. Если говорить о мебельном бизнесе, то этот рынок достаточно конкурентный. Как вы устраняете своих конкурентов?
Алексей. Ну, у меня есть иллюзия, что тут очень много векторов. Во-первых, мы очень дружественно подходим к клиенту. Мы взяли рамку, которую продвигала марка AlbertoNieri, она гласила «Диван как друг», а у нас не диван как друг, а клиент как друг. Мы к клиентам относимся, как к старым знакомым, и, за исключением вопиющих случаев, выстраиваем с ними дружеские отношения. Таким образом, у нас очень высок фактор повторных покупок. Во-вторых, подготовка персонала. Мало кто уделяет этому столько внимания. Я считаю, что мы очень большие средства, относительно других компаний, вкладываем в этот сегмент.
Белла. Да, это действительно так! Но почему тогда ценные кадры уходят от вас?
Алексей. Я скажу так, кадры уходят – кадры приходят. Некоторые люди, на наш взгляд интересные для компании, вырастали из рамок компании. Некоторые шаги мы не успевали сделать в силу сложного положения на рынке во время кризиса. Сейчас эти шаги сделаны, система мотивации скорректирована.
Вика. Вы жалеете об утере кадров?
Алексей. Иногда, да. Были люди… Мы существуем уже 15 лет. Но есть такое понятие – «свежая кровь». Даже очень опытные сотрудники иногда ловят застой, и люди с новыми взглядами, с новыми идеями – они должны тоже приходить. Я не могу сказать, что новый сотрудник сразу в полной мере может заменить того, кто ушел, но это только лишь в рамках первого года. Тем не менее, возможность создавать атмосферу в коллективе дружественную, доверительную, на мой взгляд, важнее. У меня был опыт увольнения именно самого успешного на тот момент дизайнера, потому что его мотивация и ценности критически не совпадали с миссией компании.
Вика. Были ли в вашей работе случаи, когда вы работали в минус, дабы удержать клиента?
Алексей. Да, конечно! Этому хорошо учит торговая Турция, когда люди готовы сбегать в соседнюю палатку и принести ковер за 1$, лишь бы ты остался у него и купил к этому ковру вазу, например.
Вика. Алексей, что меня всегда удивляло: я никогда не видела вас в компании друзей. Они у вас вообще есть?
Алексей. Безусловно, есть. У нас есть группа в «Одноклассниках» – «Свои люди»! Группа закрытая, мы отделились в свое время от «Новороссийского форума». Людей, которые выразили желание не только общаться в Интернете, но еще и встречаться в реале, около 35 человек. Мы абсолютно разные. Возраст, место работы, увлечения у всех расхожи, но нам друг с другом интересно.
Вика. Вы считаете их своими друзьями?
Алексей. Некоторых, с кем общаемся ближе – конечно, да, и это взаимно. Вот недавно мы ездили на рыбалку хорошей компанией, прекрасно провели время.
Вика. А в тяжелые времена – они вас поддерживают?
Алексей. Вы знаете, какая штука…какие-то сложные моменты в бизнесе – я переваривал сам, что же касается личной жизни, то мы еще не были знакомы во времена личных кризисов. Я не могу сказать, что у меня много друзей.
Вика. Бывает так, что вы чувствуете, что кто-то общается с вами из-за выгоды?
Алексей. Знаете, я довольно чувствителен к этому вопросу. Пока мне непонятна мотивация человека в общении со мной, я близко его не подпускаю. Поэтому, таких людей сейчас нет.
Белла. А если вы с вашими друзьями такие разные, то что вас объединяет?
Алексей. Мы поняли, что клубная жизнь города немного не дотягивает до наших колхозных критериев, из-за чего стали сами организовывать тематические вечеринки, которые были закрытыми. Например, была у нас свадьба-пати, где парень переоделся в свадебное платье, девушка – в мужской костюм, и фотографировались у ЗАГСа, гуляли по набережной. Не все могут к себе относиться с юмором. И чем выше присуждают тебе социальный статус, тем это сложнее. Так что нас объединяет любовь к веселухе.
Белла. А враги есть?
Алексей. Я о таковых не знаю. Может, в курсантские времена что-то было, но эти люди давно ушли из поля зрения.
Белла. Неужели и завистников нет?
Алексей. Зависть бывает разная – белая и черная. Есть моменты в бизнесе, которые меня задевают, например, когда некоторые компании обезьянничают с элементами нашей рекламы, но, тем не менее, я не злюсь, потому что должен быть кто-то законодателем стиля. Мы должны быть готовы к копированию…
Белла. То есть вы относитесь к ним не как к врагам, а как к людям, которые снимают стратегию с вас как с успешного человека.
Алексей. Да, можно сказать и так. Я считаю себя человеком успешным. У меня есть иллюзия, что в нашем сегменте мы занимаем лидирующие позиции. И если бы я сейчас заходил на рынок, то брал бы пример с успешной компании с многолетним опытом работы. Так что, я к этому отношусь спокойно…
Вика. Раз уж мы коснулись темы отношений, то что у вас с личной жизнью?
Алексей. На сегодняшний день я официально разведен. У меня есть невеста, я сделал ей предложение, я надеюсь, что мы в этом году поженимся.
Вика. Результаты служебного романа?
Алексей. Косвенно можно сказать и так. Эта девушка работала у нас давно, после этого наши пути разошлись, и достаточно надолго… Вряд ли я бы назвал это служебным романом. Тут только фактор знакомства, так как моя любимая работала у нас полтора года. Эти отношения стали актуальны три года назад.
Белла. Но зародились они на работе?
Алексей. Зародились когда-то, да, на работе.
Белла. Это был единственный случай, когда вы посмотрели на свою подчиненную, как на женщину?
Алексей. Это был единственный случай. Даже несмотря на то, что я могу назвать эти отношения счастливыми, я считаю, что такой подход – ошибочен. Это было связано с тем периодом, когда мне не хватало внимания. Вообще, я долгие годы считал себя полигамным, но опыт моей моногамной жизни – уже три года, и меня все устраивает. Видимо, просто нашел своего человека.
Белла. Когда я работала у вас, вы были глубоко женаты и были более семейным… Что изменилось потом?
Алексей. Первые джинсы я купил себе в 33 года, если не считать те, что папа из рейса привозил. До этого я везде, включая дискотеки, ходил в костюме с галстуком. Видимо, в какой-то момент я понял, что я где-то не наигрался в молодежную жизнь в молодости, потому что, еще учась в «вышке», у нас был бизнес, и мы ходили – черные брюки, белые рубашки – дипломаты. Когда я понял, что меня нормально воспринимают и в другом образе, в котором, тем более, так удобно, я стал выглядеть, как мне нравится. То же самое и с семьей… Когда я был женат, у меня была прекрасная жена – я благодарен ей за тот период, и сегодня у нас очень теплые отношения – так вот, какое-то время мы жили замечательно, но чувства требуют большей работы, чем мы делали тогда. Тут нет чьей-то вины. Где-то я недостаточно был внимателен, где-то она. И в итоге мы начали относиться к друг другу как к привычным предметам интерьера. И когда внешне появились какие-то события, которые дали страсть и были настолько новы, что я был честен с собой и признал, что мне хочется большего, чем у меня было на тот момент…
Белла. Это же была вторая жена?
Алексей. Да, было дело. Первый брак был «студенческим», мы поженились, потому что так делали наши друзья. И спустя 9 месяцев эти отношения закончились без детей и совместно нажитого имущества.
Вика. А дети? Вы общаетесь?
Алексей. Да, причем даже больше, чем когда жили вместе. Зачастую все так делалось – на отшибись, типа, не мешайте папе вдумчиво смотреть новости, а сейчас я выбираю время и полностью посвящаю его детям. Мы ездим вместе в походы и т. д. Плюс ко всему они еще и в прекрасных отношениях с моей девушкой, так что все нормально.
Вика. А ревностного отношения со стороны детей или бывшей супруги нет?
Алексей. Нет, как-то удивительным образом обошлось…
Вика. А как же дети и окружающие люди относятся к вашей сексуальной открытости?
Алексей. Что вы имеете в виду?
Вика. Дикие пляжи, обнаженные фото в соц. сетях, где прикрыто лишь причинное место шляпой…
Алексей. Ну вообще на пляже у вас зона прикрытости тоже вряд ли превосходит площадь шляпы (смеется). Я очень мало «строю рыло»…
Вика. То есть, если вы нудист, то это должны знать все?
Алексей. Секунду! Я не рассылаю свои фото в группы других людей. Просмотр моей страницы – их личный выбор. Из двух сотен фоток на моей странице только две с дикого пляжа – один процент. Есть эпатаж, его я люблю, но не более.
Вика. Ваше такое эпатажное поведение – соответствует поведению директора?
Алексей. Ну, Евгению Чичваркину, Тинькову, Прохорову – эпатажность вроде как особо не помешала эффективно руководить. Я за баланс и против фанатизма.
Белла. Главное, чтобы эпатаж и неординарность не съедали личность! В любом случае, мы желаем вам и вашему бизнесу процветания!

 
y>