SCREEN

PROFILE

DIRECTION

MENU_STYLE

Cpanel

... С ЮРИЕМ МОШЕЙ

Sample image

Откровения политического эмигранта о ненависти к родной стране, американской помощи российскому беженцу и о том, как стать знаменитым и ненавистным всем одновременно.

 

Вика. Как вам удалось сбежать из России в день получения ордера на ваш арест?

Юрий. Мне позвонили мои друзья из милиции и сказали: «Готовится твой арест, тебе надо уехать». Я тогда был в Кисловодске. Я вернулся в город на один день и сразу уехал. У меня уже была открыта виза на тот момент.

Настя. То есть вы предвидели, что, возможно, нужно будет бежать?

Юрий. Ну да, у меня почти год были проблемы. Знаменитая история!

Вика. Что за история?

Юрий. Ну, мне объявили, что нужно дать взятку в размере 20 миллионов рублей, а когда я деньги собрать не смог, начали таскать меня по судам, пытаться сносить мои дома. Я год сопротивлялся, возил бешеные взятки, а они меня просто обманывали, и все.

Настя. В Америке вам помогли скрыться, ведь вы были в федеральном розыске?

Юрий. Да. Там был вопрос, и то – не вопрос, а зацепка… Зацепились, но дело тут же развалилось… Там не было состава преступления…

Вика. А чего тогда уехали???

Юрий. Послушайте, я уехал, когда меня хотели арестовать и посадить в тюрьму, а когда дело закрыли – мне понравилось в Америке. Я почувствовал разницу. У меня поменялся менталитет, поменялось сознание… обратно я в это дерьмо не вернусь.

Настя. Так все же… в Америке помогли скрыться?

Юрий. Во-первых, в Америке нет экстрадиции с Россией, Америка не выдает людей России. Часть «ЮКОСа» тут прячется. Здесь даже лучше, чем в Англии… Англия – это уже Европа, там экстрадиция есть. Так что, какие бы запросы не писала Россия, они ничего сделать не могут. К тому же я подал на политическое убежище, а в этом случае даже Интерпол бессилен. Так что – Америка помогла.

Вика. А как же семья? Не дрогнуло сердце бросить все на хрупкую супругу и детей? Ведь у вас все было в порядке, не так ли?

Юрий. Ну почему же? На тот момент уже были разногласия… Сейчас у меня прекрасные отношения и с двумя бывшими женами, и с детьми… С Натальей просто все пришло к разводу, начались разногласия, и все. Они приезжают в Америку, мы общаемся.

Настя. А что тогда послужило причиной самих разногласий?

Юрий. Я работал круглосуточно, был фанатом работы. Мы прожили 6 лет, у нас были достаточно хорошие отношения, не без ссор, конечно, но как у всех. А потом….ну…вот так получилось…любовь прошла.

Вика. У кого?

Юрий. У обоих! Обоюдно прошла любовь, обоюдно развелись. Все.

Настя. Вы уверены, что причина развода в этом, а не в том, что всплыла история с конкурсами, продажей девочек-моделей, оказанием эскорт-услуг для состоятельных мужчин – основным направлением вашего модельного агентства?

Юрий. Что за бред??? Нет! Какие эскорт-услуги??? Полнейшая чушь… Никогда в жизни такого не было, и деньги мы не брали за конкурсы, ничего такого!!!

Вика. А что происходит в вашей личной жизни сегодня? Есть серьезные отношения?

Юрий. Мы встречались с одной девушкой Юлей, встречались полгода, но разошлись… На данный момент у меня нет серьезных отношений. У меня есть одна близкая подруга, но отношений нет.

Настя. А жениться еще планируете?

Юрий. Пока нет.

Настя. Почему?

Юрий. Потому что я очень осторожен теперь в этом плане…

Вика. Да и девушки должны быть осторожны, связываясь с вами. Постоянные судебные разбирательства. Вот недавно вы подали на НТВ в суд. Есть ли хоть минимальный процент, что вы выиграете?

Юрий. Тут такой вопрос: я вообще не пойму, в чем переполох? Я ни от кого не скрываюсь, все мои телефоны открыты, я есть во всех социальных сетях. Я не скрывался ни от одного своего партнера, ни от одного жителя квартир, я всегда брал трубку. А то, что говорят, мол, меня кинул Моша! Вы в глаза мне скажите! Я, Иван Иванов, дал Юрию 5 миллионов рублей, и он меня кинул! Бред. Ни одного такого человека нет… и не будет. Есть дома, и ни один из них не снесли, как говорит НТВ. Есть дома, которые были не достроены и переданы моему партнеру Дегтяреву, он по договору был обязан их завершить строительство. Он этого не сделал, не провел газ, и он всех отправляет в Америку, но мне никто не звонит, потому что люди понимают: я все обязательства свои выполнил. Какие бы проблемы у меня ни были, как бы меня ни душили приставы, администрация, прокуратура и т. д., я свои обязанности выполнял.

Вика. Значит, все-таки, душили?

Юрий. Да вы не представляете, что было. Обыски день и ночь, в бассейне лазили, проверяли, есть там деньги или нет. Душили, потому что решили, что я быстро разбогател! Действительно, «Инвестиционный фонд Кубани» стремительно взлетел на рынке, и мы первыми начали это малоэтажное строительство. А на планерках в администрации сообщали, что вот, мол, Моша тут порушил рынок нам, теперь все строят по его схемам. Но я говорю, что я никого не обманул и никому не должен. А если у кого-нибудь есть претензия ко мне, то пусть звонят, я всегда готов говорить.

Настя. И все же вернемся к ситуации с НТВ…

Юрий. НТВ! Я баллотировался в совет оппозиции. Я занимаюсь тут политической деятельностью, участвую в демонстрациях, веду блоги, готовлю сюжеты про «Единую Россию», этих воров, и так далее. НТВ сделало сюжет о том, что я мошенник, уголовник, что дома мои снесли, что я понастроил дачные участки какие-то. С российским НТВ было бесполезно судиться, но так как в Америке канал тоже вещает, мы подали на американское. Это очень долгое дело и, может быть, решение суда будет через годы, но посмотрим. Я дал слово, что я подам, и сделал это. Я консультировался со многими адвокатами, все в один голос говорят, что мы выиграем.

Вика. Сколько взыскиваете?

Юрий. За честь и достоинство – 1 000 000$.

Вика. Кстати, о чести и достоинстве. У вас было много партнеров. Почему о вас никто положительно не отзывается?

Юрий. Неправильный вопрос… Не «никто», а «некоторые». У меня есть мои любимые юристы, которые знали абсолютно все… Они проработали со мной более 10 лет, у нас прекрасные отношения… Ира, например, тоже переехала в Америку, живет в Сан-Франциско. С первым моим заместителем Абионяном тоже прекрасные отношения, и еще много с кем. А те подонки, которые сами повели себя по-хамски – с ними отношения плохие… Ну, есть еще момент жесткого руководства, я строгий руководитель, многих увольнял… Есть недовольные, конечно, что поделать.

Настя. Вам абсолютно ни за что не стыдно?

Юрий. Я, может, неправ, что я был слишком жесток с людьми, я иногда заставлял людей слишком много работать, я готов покаяться только в этом. Хотя была такая девочка Ира Василенко, она была главным редактором газеты «В каждый дом Новороссийска», она делала эту газету по ночам, потому что постоянно то не успевала, то были проблемы какие-то, то не хватало финансирования. Я, можно сказать, заставлял ее это делать. Потом она уехала куда-то в Сибирь, а когда вернулась, рассказала, как она меня тогда ненавидела, но все, говорит, что ты мне дал – это теперь основы моего благополучия в бизнесе. И поблагодарила. А что сказал кто-то за спиной – это ерунда!

Вика. Как при столь жестком руководстве такая монопольная команда, как «Пропаганда Паблисити», развалилась по кускам?

Юрий. «Пропаганда» была на подъеме, когда были телеканалы ТНТ и СТС и щиты 3 на 6. Потом я начал ее продавать по частям. Телеканалы я продал краевому руководству, точнее меня вынудили – это был первый жесткий конфликт с властью. Тогда была первая моя миграция, я хотел уехать на Кипр, но остался. Я лишился основных активов – каналов и щитов. И «Пропаганда» стала не такой большой. Она не развалилась, а была продана частями, какие-то проекты закрылись за нерентабельностью.

Настя. А подпольного бизнеса в России не осталось?

Юрий. Нет, у меня нет никакого бизнеса в России.

Вика. А чем вы занимаетесь в Америке?

Юрий. Я приехал в Америку без денег, пошел работать на эмигрантскую радиостанцию, которая вещала на русском языке. Устроился менеджером по рекламе, обзванивал клиентов, вернулся в 95-й год, так сказать, работал полгода за какие-то копейки, за проценты... Мне было очень тяжело, была сильнейшая депрессия, я был один, но я смог это переломить. Через полгода у меня все наладилось, я нашел новую работу. Сижу сейчас в офисе адвокатской компании, я с ней сотрудничаю, но у меня свой бизнес. Я занимаюсь аналитической деятельностью по странам бывшего Советского Союза. Скажем так, исследованиями прав человека в странах бывшего СССР. И у меня есть бюро переводов. Я получаю неплохие деньги за это. Живу в центре Нью-Йорка. Я тут работаю спокойно, понимаете? Без лишних стрессов, без лишних напрягов и не круглосуточно, как я работал в Новороссийске.

Вика. А в Россию вернуться хотите?

Юрий. Нет! Во-первых, я политический беженец, Америка меня защищает. Я, например, даже не смог поехать отдохнуть в Европу. Потому что посчитали, что это небезопасная для меня поездка. А во-вторых, меня все устраивает, я не гонюсь за миллионами. Я каждые выходные куда-то езжу... то на лыжи, то в Майами, то в Лас-Вегас. Я интересен Америке! Сейчас две киностудии снимают обо мне документальное кино, в одном я – главный герой, во втором – про меня отдельный сюжет. Там я много говорю о Новороссийске. Плюс – я веду собственный канал на портале YouTube.com о русских в Америке.

Настя. Ну что ж, Юрий, спасибо за вашу откровенность. Вы действительно ничего не стесняйтесь и никого не боитесь. Желаем, чтобы ваша новая Родина была к вам более милосердна. И не забила на все то, что вы для нее сделаете.

 

 

 
y>