SCREEN

PROFILE

DIRECTION

MENU_STYLE

Cpanel

Однополый брак – это как?

Sample image

Анастасия – девушка нетрадиционной ориентации

Даниил – практикующий психолог

Елена – начальник отдела ЗАГС г. Новороссийска

Андрей – нейтрально настроенный человек

Святослава – ведущая

Место съемки: Karaoke Assorti first

Святослава. С 2001 года уже 16 стран мира легализовало однополые браки, с 1989 года десятки государств начали регистрировать гражданские партнерства гомосексуальных пар. В нынешнем, 2013 году, мы наблюдаем настоящий парад: к настоящему моменту уже пять стран на общегосударственном уровне приняло соответствующий закон, разрешающий людям одного пола создавать семью. В Бразилии, Франции и Колумбии он уже вступил в силу, в Уругвае и Новой Зеландии это произойдет в течение лета. Хотим мы того или нет, но мы, россияне, в большинстве своем, воспитаны на западной культуре. Не только воспитаны, но и ориентируемся в первую очередь именно на западный мир. Мы хотим европейский уровень жизни и смотрим американское кино, мы подражаем западной моде и слушаем заокеанскую музыку. Мы хотим быть частью того мира, который в последнее десятилетие семимильными шагами идет к полной трансформации семейного законодательства. Я думаю, мы подошли к тому моменту, когда стоит задуматься о том, как мы относимся к этому явлению.

Для начала, у меня вопрос к психологу. Даниил, как так происходит, что мужчина хочет быть с мужчиной, а девушка с девушкой?

Даниил. Каждый человек проживает в детстве стадии психосексуального развития, своего рода калейдоскоп удовольствий, перемещающийся по телу ребенка. Если на каком-то этапе происходит фиксация удовольствия на себе, то мы можем сделать предположение о том, что впоследствии у человека могут образоваться гомосексуальные тенденции. С момента полового созревания он станет искать удовлетворения сексуальной энергии во вне, то есть будет испытывать желание соединиться с партнером своего пола. Если же такого воссоединения не происходит, скажем, из-за довлеющих социальных запретов, то это желание будет заперто внутри и изменится в своем проявлении, например, выразится в гомофобии.

Святослава. Настя, у тебя был гетеросексуальный опыт?

Анастасия. Да, безусловно.

Святослава. Как ты пришла к тому, чтобы остановиться на женщинах?

Анастасия. Я не пришла к этому, просто я оказалась такой. Первая девочка мне понравилась еще в детском саду, мы играли, как всегда, в дочки-матери, ее звали Зоя. Потом в школе и во дворе меня всегда привлекали именно девочки. Они нравились внешне, с ними было интересно, их хотелось дергать за косички, как всем мальчикам. Потом, по окончании школы, меня задушил социум, непонимание. Естественно, у меня был гетеросексуальный опыт, потому что я думала, что, может, я ошибаюсь, мало ли что.

Святослава. Что не понравилось?

Анастасия. Не было полового влечения и тех эмоций, которые вызывает у меня женщина. Нет абсолютно никаких чувств. Я абсолютно нормально, адекватно отношусь к мужчинам,  но у меня нет к ним сексуального влечения.

Святослава. Насколько я знаю, у тебя и твоей девушки была свадьба. Естественно, свадьба имела символический характер, так как официально это невозможно. Вопрос в том, стоит ли в России брать пример с других стран, в которых разрешены однополые браки?

Андрей. Я считаю, это не для России. Если люди хотят жить вместе, пускай живут, как Анастасия. Но зачем из-за этого вносить поправки в семейный кодекс? Люди, если им хорошо, будут жить вместе, даже если никто их не зарегистрирует.

Анастасия. Я вам объясню. Дело не в самом штампе в паспорте, а именно в том, что при создании семьи есть такой фактор, как социум и социальная защита. Конечно, люди могут прожить вместе без печатей и тому подобного. Но все это необходимо для того, чтобы обеспечить будущее детей, которых они растят вместе, и иметь какие-то социальные гарантии от государства. Хочется просто быть, как обычная семья, которая может так же, как и другие, прийти в садик или в поликлинику; если, не дай бог, кто-то попадет в реанимацию, сказать, что я не посторонний кто-то, и попасть к своему любимому человеку. То есть вот такие вещи. Однако я согласна, что в связи с особенностями нашего российского менталитета принять такой закон в стране – очень страшно. Во-первых, если взять и вот так просто разрешить однополые браки, я опасаюсь того, что куча дурных малолеток вслед за модой дружною толпою попрутся в ЗАГС. А это вызовет огромный резонанс и еще больше обострит конфликт. Гомофобов очень много, а толпа, в случае чего, охотно примет их сторону. Этот вопрос нужно поднимать и решать, но не на данном этапе развития государства. В сравнении с тем, что было, скажем, 10 лет назад, сейчас общество стало более толерантным, лояльным. Я думаю, что лет через 5 уже можно будет говорить, это будет по-другому восприниматься. Пока превалирует поколение, которое воспитывалось еще в Советском Союзе, и мне реально страшно думать о том, что сейчас приняли бы вдруг такой закон, так как могут быть необратимые последствия. Наше общество еще не готово.

Андрей. Вспомнить даже школу нашу: когда мальчики пытались красить волосы, их просто жестоко били. А сейчас разные прически – это уже нормально.

Святослава. Даниил, скажи, почему все-таки общество против?

Даниил. У нас, как правило, вызывает раздражение то, что мы не принимаем в себе.  Совсем недавно у нас был уже упомянутый Советский Союз – 70-летний период, который наложил очень весомый отпечаток на поведение людей. Там не то что гомосексуализма, там вообще секса не было. Нельзя было выделяться из толпы, и все время нужно было следовать какому-то «кодексу поведения советского человека». Это настолько въелось, что сейчас все, что не вписывается в рамки того мировоззрения, вызывает либо агрессию, либо желание засмеять.

Анастасия. Объясните мне тогда такую ситуацию: в нашей стране не разрешены однополые браки, но разрешена смена пола.

Елена. Это редчайшие случаи.

Анастасия. Далеко не редчайшие. В Краснодаре только моих знакомых – трое. И после этого человек может вступить в законный брак. Я знаю лично таких людей, это мои хорошие друзья, муж и жена, 5 лет вместе, и они прекрасно живут, за исключением того, что они не могут иметь общих детей. Государство идет на это.

Елена. Начнем с того, что в случаях со сменой пола имеет место гормональный дисбаланс, и в большинстве случаев люди в этой ситуации вынуждены прибегнуть к оперативному вмешательству. И нужно отметить, что это достаточно длительный процесс, включающий в себя несколько этапов, в том числе подготовку психического состояния к предстоящим переменам.

Анастасия. Хорошо, если государство согласилось с тем, у человека есть такие отклонения, и дало ему возможность жить так, как он хочет, то почему бы тогда государству не задуматься о том, что могут быть и другим отклонения. Вот я не хочу менять пол, меня вполне устраивает мой, но хочу при этом жить полноценной жизнью. Я никогда не была против нормальной семьи, я за здоровые отношения. Я не за то, что нас должно быть 80 %. Это просто моя жизнь, и я хочу, чтобы меня в ней не замыкали.

Даниил. Накануне абсолютно случайно услышал, что Россия была признана самой неблагополучной страной для лиц нетрадиционной ориентации, а второе место заняла, кажется, Боливия.

Анастасия. У меня две девушки знакомые уехали в Испанию, живут там уже 2 года. И несмотря на то, что там разрешены однополые браки, они не регистрируют свои отношения. Они живут вместе и чувствуют себя прекрасно, потому что там это норма. Им достаточно того, что их просто принимают.

Андрей. Мне интересен вопрос, откуда в однополых браках будут брать детей? Только суррогатные матери?

Анастасия. Оттуда, откуда же и всегда. Зачастую во многих странах Европы две пары – мальчик-мальчик и девочка-девочка – договариваются между собой, заводят общего ребенка и прекрасно живут.

Елена. А как же чувства?! Вот так назначать специально встречу в определенное время, чтобы зачать ребенка – я не понимаю.

Анастасия. Это сознательное планирование семьи. Есть чувства, которые будут дариться потом этому ребенку.

Елена. Вы предлагаете механический способ заведения детей.

Анастасия. Я не предлагаю, это не мною придумано. Я только привожу пример того, как будут появляться дети.

Елена. У вас нет ребенка?

Анастасия. У меня лично нет, а у моей девушки есть.

Святослава. Ребенок мальчик или девочка?

Анастасия. Мальчик.

Святослава. Вы вместе его воспитываете?

Анастасия. Не совсем.

Святослава. А с папой он видится?

Анастасия. Да, контакт абсолютно нормальной здоровой семьи. Меня же мальчик воспринимает как взрослого друга.

Андрей. Тогда смысл однополых браков какой? Они живут вместе просто потому, что им хорошо, или чтобы растить ребенка?

Анастасия. Тут каждый случай должен рассматриваться индивидуально. Возьмем ситуацию конкретно моей жизни. Я люблю человека, меня устраивает, что у нее есть ребенок, и мне вполне достаточно того, что ребенок воспринимает меня хорошо, а я дарю ему то тепло и ту часть воспитания, которую позволяют мне психологические и моральные нормы в этом случае. Лично мне этого достаточно.

Святослава. Даниил, если брать психологический момент, однополые пары могут воспитать нормальных с точки зрения социума детей?

Даниил. С 3 до 5 лет мальчик впитывает модель поведения своего отца, а девочка, соответственно, матери. И если две женщины воспитывают мальчика, он не получает модель поведения отца, становится, например, несколько инфантильным, а девочка в зеркальной ситуации может вырасти более агрессивной и менее женственной, чем если бы в ее воспитании участвовала мать. Что касается ориентации, то в какой бы семье ни вырос мальчик, инстинктивно он будет так же хотеть продолжать свой род и стремиться к связям с девочками, и наоборот. В однополых семьях могут вырасти абсолютно нормально ориентированные дети, это никак не влияет на них в этом смысле. Но социальное поведение, с большой вероятностью, будет нарушено, в том числе из-за нездоровой реакцию общества на чужую личную жизнью.

Анастасия. Ну хорошо, а вот сейчас очень модная фраза в соцсетях, что у нас полстраны воспитано однополыми парами – мамами и бабушками.

Елена. Когда ребенка воспитывают мама и бабушка, нет стереотипа в голове ни у мамы, ни у бабушки, ни у ребенка, что происходит что-то ненормальное. И есть много примеров, когда мамы и бабушки воспитывают мужественных сыновей, а папы – женственных и нежных дочерей.

Анастасия. А если просто не акцентировать внимание ребенка на том, что это именно однополая пара. Это же не будет никакой травмой для него?

Даниил. А вы не думали о том, что ребенок будет чувствовать какую-то недоговоренность?

Анастасия. Раз мы завели тему о здоровости или нездоровости воспитания, то давайте обратимся к стандартной российской статистике. Обычная семья, папа и мама, но алкоголики. Или, например, отец избивает мать, а то и самого ребенка. Ни о каком здоровом психологическом климате в этой семье речи уже не идет. А таких семей огромное количество у нас в России. А сколько детей в детдомах воспитываются? Это более ненормально, чем воспитание ребенка в просто однополой семье. Я вот каждый день задаюсь вопросом, почему я, нормальный человек, психически здоровый, хочу вырастить детей, но как бы не имею на это права, а какой-то алкаш и моральный урод, с которого ребенок берет пример, может делать это официально?!

Андрей. Нельзя так сравнивать, что традиционные пары – алкоголики, а однополые – нормальные!

Елена. Давайте будем это рассматривать как исключение из правил.

Анастасия. К сожалению, это норма, это 50 % .

Святослава. А если алкоголики, так еще и однополые?..

Елена. Я за здоровую семью. Я не считаю здоровой семью однополую. И я не могу сказать, что лично я толерантна – нет, я против. Я за то, что веками имеет место быть, то, без чего нет продолжения жизни. А у однополой пары нет естественного продолжения.

Анастасия. Елена Викторовна, скажите, пожалуйста, как работник ЗАГСа на руководящей должности, статистика браков и разводов какая у нас сейчас?

Елена. Разводов на сегодняшний день, к сожалению, немало. Бывают случаи, когда складывается впечатление, что у некоторых пар отношение к браку и семье очень поверхностное. Но, опять же, это далеко не большинство.

Анастасия. Вот вы говорите, что зачастую молодые люди несерьезно относятся к браку. Насколько я знаю, а я общаюсь с многими обычными людьми, максимум свадеб – как говорится, по залету. Другая часть браков – по малолетству, первая любовь, которая быстро заканчивается. Я понимаю, что мой пример, возможно, не универсален... Но вот если человек к тридцати годам стремится завести семью, чтобы дарить тепло и растить детей, и получает эту семью, мечту о которой он лелеял всю жизнь, как вы думаете, какова будет степень его ответственности?

Елена. А вот вы планируете родить?

Анастасия. Наверное, нет, у меня как-то больше карьера, работа. Хотя я готова к тому, чтобы ухаживать за ребенком...

Елена. На мой взгляд, главная миссия женщины – это материнство, и очень печально, когда идет ориентир на карьеру, успех и прочее, а семья уходит на второй план.

Святослава. Вот только это совершенно не зависит от ориентации. Это тенденция современного общества – на первом месте личностный и профессиональный рост, финансовая независимость.

Андрей. Да, сейчас все реже можно услышать, что девушка хочет детей. Большинство из них хотят карьеру.

Святослава. Я читала исследования о том, что сама семья к сегодняшнему дню претерпела большие социально-психологические изменения. Когда-то у нас была патриархальная модель, потом центром стали дети, ради которых сохранялась семья и регулировалось все в ней происходящее, а сейчас мы перешли на такую стадию, когда самым главным становятся сами супруги, и даже не вместе они как семейная группа, а каждый индивид сам по себе. Этим объясняют и большое количество разводов, так как главным условием сохранения брака становится психологический комфорт в отношениях, удовлетворенность в эмоциональном плане. А не сошлись характерами – все, до свиданья.

Андрей. Я смотрю на своих бабушек, тетей и дядей, которые раньше рожали в 21 год. А сейчас люди живут вдвоем, и кто-то перехотел – развернулся и ушел. Почему, зачем? Сейчас семья по большому счету не имеет смысла. Люди делают свадьбы, а потом расходятся. Мне это непонятно. А так делает чуть ли не большинство.

Святослава. Давайте вернемся к однополым супругам. Почему мировая тенденция такова, что люди стремятся назвать однополые связи именно браком. Ведь большое количество стран признает гражданское партнерство, которое зачатую по правам и обязанностям ничем не отличается. Каждая страна, легализовавшая однополые браки, сначала ввела возможность зарегистрированного гражданского союза. Почему эта мера оказывается недостаточной?

Елена. Начнем с того, что не получается так, чтобы люди просто взяли и договорились между собой жить вместе. Как в пирамиде потребностей Маслоу есть потребность в признании, так же, наверное, и с браком – его должны признать. Это стереотип, который у нас уже веками наработан. Когда-то эта функция была у церкви, сейчас у государства. На мой взгляд, у нас нет такой степени ответственности, чтобы мы могли существовать вне этого. Многие говорят, что им наплевать на штамп в паспорте, но, на самом деле, это не так. Нужно быть или полностью независимым от социума, в котором живешь, или быть им принятым.

Святослава. То есть, мы пришли к тому, с чего все это началось в середине прошлого века – люди хотели равенства. Елена Викторовна, как вы думаете, будут ли все-таки однополые браки когда-нибудь нормой и для нашего общества?

Елена. Я не могу сказать, как это будет, потому что даже представлять себе не хочу. Но, повторюсь, что я за ответственность в отношениях между людьми.

Святослава. На самом деле, только время покажет, как это будет, но сегодня, как отметил, по-моему, каждый из участников разговора – мы к этому не готовы.

 
y>